Михаил Просекин: масштаб задач, взаимодействия и вызовов в образовании вырос за последние три года на два порядка

14.04.2017

Простые слова «кружок», «секция» или «студия» постепенно сменились в нашей речи казенным понятием «дополнительное образование». Но сегодня в риторике обсуждения педагогических проблем все чаще звучит новый термин - «экосистема». Он несет в себе совсем другие смыслы, кажется более человечным и дает надежду на реальные изменения в отечественном образовании. О том действительно ли мы стоим на пороге возникновения нового социального тренда, мы поговорили с Михаилом Просекиным  федеральным тьютором детских технопарков «Кванториум» на Московском международном салоне образования.  

 Михаил, можно ли говорить, что процессы в образовании выходят на новый уровень и понятие «экосистема» соответствует происходящим изменениям?  

 - И да, и нет. Масштаб задач, взаимодействия и вызовов в образовании вырос за последние три года, как минимум, на два порядка. Если раньше считалось нормальным просто обучить группу детей и вывести куда-то на соревнования, то сегодня задачи, решаемые в Сириусе, Кванториумах и ЦМИТах значительно масштабней. Изменился и характер взаимодействия между образовательными организациями. Много людей начали стыковать свою деятельность, ранее исключительно очаговую,  друг с другом. Но говорить, что  экосистема возникла пока рано. Любая экосистема подразумевает наличие многих траекторий, разные виды деятельности и маршрутизацию между площадками. Сейчас это все в стадии формирования. Но процесс начался, и это радует.

Однако, все реже можно услышать «школа должна», «вуз должен». Люди стали говорить «мы должны», и это тоже можно рассматривать как признак позитивных изменений.

- «Кто-то должен» – риторика бесполезная. Это не деятельностный залог, не приводящий ни к чему. Непонятно кто, кому и почему должен. Если мы хотим, чтобы была деятельность, было движение, нужно формировать структуру действия. Это и есть задача новой экосистемы, а вернее образовательного сообщества, которое начало это делать при мощной поддержки государства.  Чтобы возникла структура взаимодействия взрослых и детей, за это должен кто-то отвечать. Это не может быть один или несколько человек. Но сообщество может. Могут образовательные программы, проектные офисы. Каждый должен понимать, что он может взять на себя, а что лучше делать вместе. Так формируются события, площадки, мероприятия. Для каждого важно целеполагание и самоопределение. Это главные слова. Мы перестали ждать, что придет государство и все наладится само собой. Государство не может прийти. Оно может поддерживать, ставить цели, определять рамки, но делать не может, потому что государство  -  это на самом деле мы все. Если мы все не делаем, то выходит, что государство не делает. Когда мы говорим «государство должно» – мы должны сами себе непонятно что. Как только возникает «я хочу» и «я должен», все становится понятно и определяется ясный вектор движения.

Если раньше большинство кружков довольствовалось форматом «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», сегодня фокус внимания смещается в сторону продолжения проектной работы после завершения занятий и проектным смен. Что стало предпосылками этого процесса?

- Это процесс разнонаправленный. С одной стороны есть потребность от детей и проектных команд, от взрослых, работающих со школьниками. С другой – есть потребность вузов в повышении уровня подготовленности абитуриентов. С третьей – потребность формирования новых институций. Главное в этом процессе опять же самоопределение всех его участников. Вузы самоопределяются в плане того,  что надо становиться более предпринимательскими. Кружковое движение становится более деятельным. Становится больше совместных мероприятий, когда вузы вкладываются интеллектуальными ресурсами, людьми, но делают это не только ради привлечения школьников исключительно к себе. Сегодня понятно, что надо решать более широкий круг задач, запустить процесс естественной интеграции, от которого выиграют все.