Кружковые движения: как работать со школьными проектами

26.04.2017


Текст написан по материалам круглого стола "Как довести школьный инженерно-технический проект до реализации: механизмы, инфраструктура, сеть партнеров" на Московском международном салоне образования.

В отличие от излишне зарегулированного среднего образования, на полном серьезе рассуждающего нужен ли школьникам интернет и какими предметами еще можно утяжелить пул обязательных экзаменов, дополнительное образование пытается научить детей чему-то действительно полезному в реальной жизни. Всем игрокам этого нового поля с большой, и местами славной, историей понятно - времена абстрактного «кружка по фото», существующего ради такого же абстрактного «общего развития» прошли. Точнее, функция этого самого развития как раз и отошла средней школе. По крайней мере, никак иначе невозможно объяснить смысл упорной разрозненной выдачи «образовательных услуг», по старинке рассортированной на отдельные предметы.

Безусловно, кто-то должен давать детям базовые знания, но потенциал детской креативности значительно шире формул и определений. Именно с ним и работает дополнительное образование, осознавшее себя в последние годы как новую сущность – кружковое движение.

Суть, как это часто бывает, в самом названии. Термин «дополнительное образование» по-прежнему ассоциируется с некой необязательной прихотью, эдаким аппендиксом, непонятно зачем нужным природе. В новом же словосочетании заложена и историческая подоплека – кружками у нас всегда называли занятия для любознательных, желающих научиться чему-то сверх обязательной программы, и динамика структурированного взаимодействия.

Но кружковому движению нужно не просто двигаться, ему нужно пространство для деятельности, маневров, проб и ошибок. Так появляется понятие «экосистема». Пока  оно наполнено отдельными очагами разумного, хотя курс на взаимную интеграцию взят. Когда представители этих очагов встречаются на отраслевых мероприятиях, возникающая дискуссия похожа, скорее, на череду монологов. Степень взаимодействия их пока не велика, но вместе эти люди создают коммуникативное поле, обозначающее объемность происходящего и показывающее масштабность процессов и проблем.

Проектная деятельность

Если говорить о научно-техническом образовании,  в частности об инженерном, проектная деятельность – наиболее эффективный инструмент достижения ощутимых результатов. Плюсы ее в том, что она устроена исходя из принципов элементарного здравого смысла. Посмотри, что происходит вокруг (анализ отрасли), выясни, чего не хватает (обозначь проблему), рассмотри проблему со всех сторон, соберись с силами (подтяни ресурсы – команду, экспертов, материалы), сделай, проверь работает ли, переделай, примени.

Минусы в том, что  обучение проектной деятельности  не только довольно дорогой «вид спорта», но и активность, требующая вовлечения сторон, далеких от образования. Школьникам и студентам нужны реальные отраслевые кейсы и настоящие, действующие эксперты. Иначе все сведется к креативному перекладыванию кубиков из одной коробки в другую. И вот тут возникает сложность. Горизонты планирования компаний и производств не коррелируют со сроками подготовки специалистов. Инвестировать в образование, даже когда речь идет не о финансовых вложениях, а временных, готовы единицы.  А достаточной веры в то, что учащийся может сделать нечто толковое здесь и сейчас – тоже массово не наблюдается.

Таким образом, перед кружком стоят одновременно две задачи – найти ресурсы и подобрать задачу, на которую их можно потратить. Тут на помощь приходит государство и частные, корпоративные образовательные программы.

Детские технопарки «Кванториум» - это площадки, оснащенные высокотехнологичным оборудованием, куда может прийти любой школьник и совершенно бесплатно воплотить в жизнь свои технические проекты. Сегодня «Кванториумы» есть в 19 регионах России. В этом году подобные структуры запустятся еще в 17 регионах.  Этого, конечно, недостаточно для масштабной подготовки инженеров и исследователей, но отчетливо демонстрирует, что голоса неравнодушных подвижников, буквально понимающих слова о технологическом лидерстве страны, услышаны на самом верху.

Казанский «Университет талантов» – оператор государственной программы стратегического управления талантами республики Татарстан, принятой в 2014 году. Проектная работа там проводится годовыми циклами, включающими в себя все этапы – от преакселерации, то есть выбора детьми интересных для них задач, из числа представленных предприятиями, проектной школы, полевых испытаний и, наконец, ярмарки-защиты Базар-Талант. «На финальном этапе мы берем на себя функцию своеобразного «продюсирования» детских проектов, - говорит Айдар Акмалов, исполнительный директор АНО "Казанский Открытый Университет Талантов 2.0", - по нашему опыту талантливому ребенку нужен не только наставник, но и продюсер, обладающий компетенциями фасилитации, модерирования и карьерной навигации».

В Татарстане вообще очень серьезно относятся к образованию. Результаты впечатляют - в любом научно-техническом конкурсе, как минимум, четверть финалистов бывает из этой республики.

Сделаем это по-настоящему

Павел Рабинович, советник  директора ФГАУ ФИРО, вместе с детьми колонизирует Солнечную систему. Так он обозначает рамку проекта «Космическая одиссея» или «Космодис».  Ребята разрабатывают космические аппараты, решают, как жить и чем питаться в космосе. Вообще делать там, что угодно, не отклоняясь от заданных территориальных параметров внеземного пространства.  С одной стороны, в этом есть элемент игры. Главный колонизатор скромно называет свою деятельность «физкультурой», определяя «старших братьев» вроде Олимпиады НТИ как «спорт больших достижений». С другой - Павел сторонник использования детьми «нормальных» инструментов в виде существующих интернет-платформ и коммуникационных сервисов. «Сначала для взаимодействия и внутри проектов, и с внешними экспертами мы хотели создать свою электронную систему, - рассказывает Павел Давидович, -  но потом поняли, что гораздо эффективней, когда дети с самого начала работают с взрослыми инструментами. Разумеется, с учетом контент-фильтрации и ограничений по возрасту.  Если мы говорим о проектной культуре и взрослении, важно сразу помещать учеников в реальную среду, а не пытаться вырастить их в придуманных условиях игрушечного мира».

Запатентовать собственную модель вечного двигателя и ждать судьбоносного звонка от условного Цукерберга – заветная мечта любого школьника, да и взрослого тоже.  Начитавшись чужих историй успеха, которых на самом деле одна на миллион, ребята зачастую неадекватно рассматривают практическую ценность своих изобретений. В основном, из-за незнания механизмов авторского права и полной неразберихе в голове в этом плане. Этому действительно нигде не учат. А зря. Потому что уже с 14 лет ребенок имеет право запатентовать свое изобретение. Причем, на себя, а не на маму с папой.

Елена Богданова, декан Университета ИТМО, руководитель проекта "Школьный патент" считает, что тестировать свои работы на предмет «патентоспобности» детям полезно. «Готовя заявки в Роспатент, ребятам необходимо выделить основную идею своего проекта. На взрослом языке это называется выявить результат интеллектуальной деятельности, - поясняет Елена, - таким образом, они более четко формулируют суть работы, приходят к пониманию, что помимо своих наставников, им нужны дополнительные эксперты. Некоторые изобретения, разумеется, по соглашению с их авторами, мы потом передаем на доработку в качестве основы магистерских диссертаций нашим студентам. Так выстраивается вектор взаимодействия юных инженеров с вузами».

А вузы кто?

Ведущим Российским университетам принимать на обучение недоученных абитуриентов. У вузов появились амбиции, в самом хорошем смысле этого слова. Они не хотят быть симулякрами, обслуживающими архаичную карьерную траекторию, которой больше не существует. Зато опыт западных коллег, превративших высшие учебные заведения в авторитетные научные и культурные центы, очень вдохновляет. Но чтобы на выходе получать конкурентоспособных специалистов, нужно на входе иметь качественное сырье. Волей не волей, но вузы вынуждены серьезно идти в школы и придумывать эффективные механизмы для огранки потенциальных алмазов.

Первоначально для этой цели Уральский Федеральный университет пытался использовать собственный СУЗ. В контексте высшей школы, СУЗы в принципе задумывались как способ получить студентов с углубленными предметными навыками. Однако, оказалось, что наиболее талантливые из них уезжают для продолжения образования в другие города. Зато проектная работа с мотивированными школьниками может быть весьма перспективной. Ключевая идея УРФУ – не просто обучение старшеклассников, но создание для них рабочей среды, в которой есть необходимые люди – наставники, эксперты, и ресурсы – лаборатории, научная база университета. Очень помогла в этом плане проектная смена в Сириусе, прошедшая в феврале 2017 года. Следующий выездной научный лагерь УРФУ намерен провести уже «дома», в Свердловской области.

Преподаватели питерского ИТМО участвуют в проектных сменах не первый год. Причем упор делается не только на технические знания, но и на коммерциализацию проектов. После завершения таких смен педагоги продолжают помогать ребятам удаленно.  А в  этом году ИТМО планирует проведение специализированного воркшопа на тему продвижения проектов. Позже материалы и лекции появятся в открытом доступе на сайте университета.

Soft skills, извините

О необходимости развития у школьников soft skills, то есть личностных и коммуникативных компетенций, сегодня не пишет только ленивый. Тема обросла подробностями, классификациями, рейтингами и визионерскими посланиями. 

В действительности, soft skills – это умение не только забивать гвозди, но и красиво  держать молоток. Беда только в том, что без наличия самого молотка и гвоздей – этот навык абсолютно бесполезен. 

Личностные компетенции не существуют сами по себе. Они всегда прикладные. Их невозможно взращивать в школьниках отдельно, от какой бы то ни было деятельности. Проектная, в этом плане, подходит лучше всего. «Чтобы детско-взрослая проектная команда успешно работала нужно два условия, - поясняет  Алексей Федосеев, директор Центра интерактивных образовательных технологий Московского политехнического  университета, - первое -  технологическая проработанность проекта, его готовность двигаться дальше в профессиональной среде. Здесь важна технологическая акселерация проекта на хорошо оборудованных площадках, которые сейчас формируются. Второе – очень важно, чтобы внутри этой команды был драйв,  был продукт-лидер – тот, кто видит будущее проекта и кем он востребован. Если такого лидера нет или им являлся наставник, чья деятельность ограничилась работой на летней школе, то команда рассыплется. Выращивать компетенцию лидерства – сложный вопрос, но с точки зрения инфраструктуры, наличия поддерживающих сред и методик предпринимательства крайне необходимый».